Володимир Бандуров

Владимир Бандуров: «Рад, что могу помочь родному краю»

2012 > Август > 02

Рубрики Публикации , метки , , , , , , .
Постоянный адрес записи.

О своем пути к успеху, семье и будущем родного края наш земляк, куратор Запорожской области от Кабинета Министров, заместитель Министра экономического развития и торговли Владимир Банудров рассказал в своем интервью.  Биография Владимира Владимировича интересна по ряду причин:  – уроженец села Полог, добившийся успеха и в регионе и в столице, отец троих сыновей, ответственный за развитие экономики страны по ряду международных направлений. Это и многое другое – стало темой беседы с Владимиром Бандуровым.  
– Владимир Владимирович, кто такой куратор Запорожской области? В представлении обывателя, это такой представитель Центра, который приехал в провинцию, посидел с важным видом в президиуме, кого-то отругал, кого-то похвалил, да и уехал обратно в столицу…
– С 2010 года, по решению Кабинета Министров все министерства закреплены за определенными областями Украины. Есть четкая установка от Николая Азарова – определены задачи и выписаны все функциональные обязанности. К Минэкономики, где я был первым заместителем Министра, тогда отошел Киев. Мой тогдашний руководитель, Василий Петрович Цушко [министр экономики в правительстве Н. Азарова март-декабрь 2010 года, – ред.] уделял кураторству огромное значение. По сути, на базе киевских ЖЭКов мы открыли общественные приемные министерства экономики. Собранная информация легла в основу проектов правительственных решений, способствовавших развитию Киева как столицы государства.
После определенных перестановок в Кабинете Министров  произошло и перераспределение регионов ответственности, и к сфере кураторства министерства экономического развития и торговли отошли АР Крым, Харьковская и Запорожская области. Мне была поручена моя родная Запорожская область, куратором которой я и являюсь с февраля 2011 года.
– Что уже сделано за этот период?
– Например, результатом встречи с представителями Ассоциации фермеров стало предложение по отмене квот на экспорт зерна, действовавших в 2011 году. Аргументация, представленная запорожскими сельхозпроизводителями,  легла в основу правительственного решения. Когда есть прямой контакт с территорией, ты острее все воспринимаешь и чувствуешь. Результатом моих поездок на АвтоЗАЗ и встреч с руководством предприятии  стала Концепция развития автопрома. В ходе визита Президента Украины в Запорожье в мае этого года Главой государства было дано поручение в июле ее представить на рассмотрение Кабмина. То, что два таких проблемных предприятия, как “Радиоприбор” и “Искра”, вошли в концерн “Укроборонпром”, тоже результат моей работы как куратора области. Рад, что могу помочь родному краю.
– А есть у Владимира Бандурова рецепт для ребят из провинции – как добиться успеха?
– В 1989 году  поступил на исторический факультет Днепропетровского госуниверситета. Конкурс был шестнадцать человек на место. Но я с серебряной медалью поступил после первого экзамена. Во время СССР ходила такая шутка, что надо закончить какой-нибудь вуз Днепропетровска, и карьера обеспечена [смеется]. Однако я закончил только три курса. Без четверок.
– А почему ушли? Пропала любовь к истории?
– Нет. Любовь к истории была и осталась. Но у меня был очень мудрый преподаватель истории Древнего Востока – Сергей Семенович Волкобой [к сожалению, он трагически погиб в молодом возрасте]. И вот он на втором курсе мне сказал: “Твои способности нужно реализовать в другой сфере. Переведись на юридический факультет”. – Но это не мое, это сухое, неинтересное. – Поверь, – сказал он, – это будет твое призвание.
Я мог бы сдать академразницу и поступить сразу на третий курс юридического: так было бы легче. Но  не люблю быть недоучкой. Поэтому сдал вступительные экзамены и учился параллельно на третьем курсе истфака и на первом – юрфака. До часу дня учился на одном факультете, потом до вечера – на другом. А ночью сидел в библиотеке. Хороший рецепт успеха?
– Тяжеловато, наверное, было?
– Это был самый тяжелый период. Тем более, что у тогдашнего ректора было особое отношение к юрфаку. Все экзамены были письменными. В этом отношении университет был где-то похож на бурсу. Приходилось учить, зубрить, чтобы все знать напамять. Но зато потом это оставило след на всю жизнь. Окончив третий курс истфака и первый юрфака, понял, что история останется хобби. И поэтому я решил сконцентрироваться на одном – на юриспруденции. Оставил истфак и закончил только юридический. С отличием.
– А как же студенческая развеселая жизнь?
– У меня ее не было. Я был очень дисциплинированным студентом, не пропускал ни одного занятия.
– Вас считали ботаником?
– Нет-нет. Со мной все пытались дружить.
– Чтобы в любой момент можно было списывать?
– И это тоже [смеется]. Знания мне давались очень легко, я с радостью ими делился.
– А вы ведь наш коллега. Вы редактировали газету в Пологах…
– Да. Десять лет назад. Но еще раньше в 1998 году, когда мне было 24 года, я решил пойти в депутаты Верховной Рады. Но тогда меня не поддержали ни отец, ни его друзья. На отца даже было заведено уголовное дело, чтобы мне помешать. И я послушался. Потом, в 2001-м, снова решил идти в кандидаты и тогда уже получил благословение  отца. Настоящее: он благословил меня иконой. И как форму работы я со своими единомышленниками избрал в том числе межрайонную газету. Мы назвали ее “Новой газетой”: проводили подписку, викторины, разыгрывали конкурсы. Была настоящая редакторская работа, я полностью погрузился в этот процесс.
– Сами писали?
– Все статьи, где значится моя фамилия, написал сам. Вообще  люблю писать. Для меня это высшая форма творчества.
– Ну, а выборы?
– Мне казалось, что я сумел создать свой образ как кандидата. Но за пять месяцев до выборов меня пригласил один очень высокий руководитель, и попросил кандидатуру снять. Я отказался, и получил двадцать процентов голосов избирателей. А в Пологах даже победил, в том числе и действующего на тот момент народного депутата Анатолия Ермака.
– Вы знаете, что вы производите впечатление человека, у которого нет недостатков?
– Есть, есть недостатки [смеется].Иногда могу опоздать. Но очень редко, потому что уважительно отношусь к своему времени и очень ценю время других. Для меня опоздание в пятнадцать минут – это уже недостаток. Наверное, я очень нетерпеливый. Иногда подсказываю людям решение, потому что они, как мне кажется, медленно думают. Что называется, “переставляю ноги”. А это неправильно.
– Глядя на вас, на вашу успешную карьеру, не может возникнуть вопрос: “А, может, он удачно женился”?
– Очень, очень удачно женился [смеется]. Но не в том смысле,  который многие вкладывают в это понятие.
– То есть не брак по расчету?
– Нет. Кроме того что Наташа – замечательная жена, она еще и настоящий друг. За нашей женитьбой нет ни денег, ни карьеры, ни какого-то расчета. Все, что дала мне моя семья, –это опыт, это мудрость, это воспитание… Мы с Натальей в браке 10 лет. У нас трое замечательных сыновей: Владимиру семь с половиной, Даниилу – четыре с половиной, Илье в октябре будет два годика.
– А как вы познакомились?
– В то время я жил в Запорожье. Даже помню дату – 30 мая. Где-то за месяц перед этим принял для себя решение после девяти вечера из дома вообще не выезжать, ни с кем не знакомиться.
– Почему?
– Все мои знакомства заканчивались неудачно. Не везло в любви, как говорится.
– И вдруг…
– В этот день я встречался с друзьями и уже около девяти попрощался, собираясь домой. Как раз в школах был выпускной вечер. И навстречу мне шла девушка в необычном голубом “полиэтиленовом костюме”.
– Полиэтиленовом?
– Ну, так мне тогда показалось [смеется]. Это была такая блестящая ткань голубого цвета. Разговаривая по телефону, говорю ей: “Девушка, задержитесь, пожалуйста. Договорю и поговорю с вами”. Я продолжил разговор, а она, как это ни странно, остановилась и все это время на меня удивленно смотрела.
– Она была ошарашена?
– Как Наталья потом призналась, я ее очень удивил. Своей наглостью… А меня будто пробило молнией: “Это мать моих детей”. Ей сказал об этом, когда мы венчались, через три года после женитьбы.
– Наталья, очевидно, сейчас домохозяйка. Детки маленькие…
– Да, на ней сейчас дом, но она здорово мне помогает советами. Называю её директором дома.
– А есть у вас мечта?
– Долго размышлял над этим, над смыслом жизни. Для меня смысл жизни в покорении себя и своих страстей. Все это заключено во фразе “спасайся сам и вокруг тебя спасутся другие”.
– Вы религиозный человек?
– Я воцерковленный, верующий человек.
– Но вы же наверняка носили красный галстук, были пионером…
– Да, был пионером, более того – был председателем совета дружины в школе.
– И были некрещенным…
– Нет, был крещен, хотя папа был в то время партийным. Тогда в Пологах не было церкви, и меня крестили в Орехове. Кстати, отец был инициатором восстановления храма в Конских Раздорах. Он где-то в 92-м проезжал как-то мимо, остановился, там тогда был склад химикатов… И это потом сыграло определенную роль  в моей жизни.
– Но как вы сами пришли к вере?
– Вообще-то я верующий, наверное, благодаря молитвам моих бабушек. И мама отца, и мамина мама были верующими, всегда за меня молились. Когда мне в руки впервые попала Библия, мне стало интересно. Как историку. Это были те пласты истории, которые не изучались в период диалектического материализма. Начал задумываться. Потом, в 1996-м году решил пройти Пасхальный пост. И тогда почувствовал, как во мне что-то изменилось.
Когда работал в облэнерго, у меня была сотрудница, которая очень мягко объяснила, что верить, поститься и не ходить в церковь, – это грех. И я поехал в Конские Раздоры, впервые вошел в церковь, которую теперь считаю своей. Там было всего несколько бабушек. Вначале было любопытство – что они здесь нашли? Через полчаса у меня устали ноги, но я решил, что негоже уйти. Начал вслушиваться в молитву, а когда вышел из церкви, почувствовал такую легкость в душе!..
– А ваша жена разделяет ваши взгляды?
– К счастью, да. И сыновей она воспитывает в православной вере. Мы вместе ходим на службы, причащаемся, держим пост.
– Ваш духовник здесь, в Конских Раздорах?
– Да, это Отец Виктор, я поддерживаю с ним постоянную связь, вместе мы строим монастырь. Но после того, как переехал в Киев, мне Господь послал иного духовника. Кстати, с ним очень интересно познакомился. Когда купил машину, решил ее освятить. Отправился в Киево-Печерскую Лавру и начал искать священника. Увидел монаха, который подметал двор. Я подошел к нему и спросил, нет ли священника, чтобы освятить машину. Он ответил, что есть и удалился в келью. Через несколько минут выходит он же, но уже в рясе. С тех пор, с января 2001 года он является моим духовником. Он же подвел меня к обряду венчания. Когда родился первый ребенок, у меня и мысли не было иной, кому быть крестным отцом. А потом я вспомнил старую болгарскую традицию [у меня отец из Приморского, “болгарского” района – из села Лозоватка]: там один крестный и одна крестная для всех детей семьи. Кстати, мой духовник несколько дней назад стал епископом Львовским и Галицким Украинской православной церкви.
– Кроме работы, семьи и церкви, на что еще есть время у Владимира Бандурова?
– Пока только работа, церковь и семья.
– Ну, а хобби? Вы говорили об истории…
– Очень люблю читать. Лет в двенадцать мне в нашей сельской библиотеке уже нечего было читать.
– Какую книгу вы прочитали в последнее время?
– Когда удается вырваться в отпуск, очень много читаю. Просто глотаю книги. Художественные – просто развлечения ради, а из осмысленных прочитал “Несвятые святые” архимандрита Тихона – настоятеля Сретенского монастыря. Очень душевная книга, написанная современным языком, о вещах, которые взволнуют каждого.
– Вы пологовец, запорожец или киевлянин?
– У меня, наверное, три родины. Родительский дом, конечно. С ним очень глубокая связь. Здесь похоронен отец. Здесь живет мама, брат. Здесь моя первая церковь. Я комфортно чувствую себя и в Киеве . Очень комфортно в Запорожье, что называется – на одной волне. И в Киеве меня воспринимают как запорожского. Мы ведь там отличаемся от других.
– Тем, что разобщены?
– Вот это беда. Знаете, я вижу свою миссию в том, чтобы объединить запорожцев.
– Эта миссия невыполнима…
– Выполнима! Только эту команду надо формировать не из тех, кто, переехав в Киев, забывает о своих корнях, а из тех, кто работает тут, опираясь на региональные команды, которые есть сейчас. Будет ядро – и вокруг него соберется хорошая команда, поверьте.
Расспрашивал
Владимир МОСКАЛЕНКО
По материалам газеты «МИГ» за 2 августа 2012 года.